Traducciones de Alejandra Pizarnik al ruso

En el marco del proyecto ruso Litera-Globus se llevó a cabo un concurso de traducción al ruso de poemas de la poeta argentina Alejandra Pizarnik. Aquí les compartimos las traducciones ganadoras.

El proyecto Litera-Globus es un emprendimiento reciente dedicado a la traducción y a la divulgación de la literatura contemporánea universal. Además, Litera-Globus es un laboratorio de traducción experimental, cuyo objetivo es mostrar las diferentes posibilidades de traducción de un mismo texto.

El proyecto puede vısıtarse aquí. La participación es gratuita para todos los suscriptores.

PEREGRINAJE
A Elizabeth Azcona Cranwell

Llamé, llamé como la náufraga dichosa
a las olas verdugas
que conocen el verdadero nombre
de la muerte.

He llamado al viento,
le confié mi deseo de ser.

Pero un pájaro muerto
vuela hacia la desesperanza
en medio de la música
cuando brujas y flores
cortan la mano de la bruma.
Un pájaro muerto llamado azul.

No es la soledad con alas,
es el silencio de la prisionera,
es la mudez de pájaros y viento,
es el mundo enojado con mi risa
o los guardianes del infierno
rompiendo mis cartas.

He llamado, he llamado..
He llamado hacia nunca.

Alejandra Pizarnik

Traducciones ganadoras

Traducción de Aleksandr Záitsev

СТРАННИЧЕСТВО
Элизабет Асконе Крэнвелл

Я звала, чудом спасшаяся в кораблекрушении,
звала терзающие волны,
те, что знают настоящее
имя смерти.

Я звала ветер,
доверила ему свое желание быть.

Но в тот час, когда цветы и колдуньи
прерывают власть темноты,
среди звуков музыки
к отчаянию летит
мертвая птица.
Мертвая птица, что называют синей.

Это не крылатое одиночество,
это безмолвие пленницы,
это немота ветра и птиц,
это мир, разгневанный моим смехом,
надзиратели в аду,
разорвавшие мои письма.

Я звала, я звала.
Я звала вслед никогда.

Traducción de Sofia Lugováia

СКИТАНИЯ
К Элизабет Аскона Кранвелл

Я взывала, взывала, как жертва потонувшего корабля
к жестоким волнам,
что знают правдивое имя
смерти.

Я взывала к ветру,
поведав ему свое желание жить.

Но мертвая птица
летит прямиком к отчаянию
посреди музыки,
когда колдуньи и цветы
разрезают туман.
Мертвая птица, чье имя – синь.

Не крылатое одиночество,
а безмолвие узницы,
немота птиц и ветра,
мир, рассерженный моим смехом,
или стражи ада,
рвущие мои письма.

Я взывала, взывала…
Я взывала к вечности.

Traducción de Nika Surniáieva

СТРАНСТВИЕ
Посвящается Элиcабет Аскона Крэнвелл

Звала, звала: придите, волны-черти,
И смойте потерпевшую волной,
Которая познала правду смерти,
Которая знакома с ней давно.

Я ветер призвала себе на помощь:
Вложи, доверь мне жажду жизни вновь.

Но птица мертвая к отчаянью летела,
Печальной музыкой была окружена,
Когда колдуньи и цветы обвили крылья,
В туман безруким оставляя тело
И выкликая синей птицы имена.

То не тоска, я рук не опускала,
А лишь безмолвие, молчанье, немота
Тюрьмы, плененной птицы, ветра в скалах,
И мир, разгневанный насмешкою усталой,
Где стражи преисподней разорвали
Оставленные мною письмена.

Звала, звала, кричала, призывала,
Звала, звала, взывала к никогда…

Traducción de Vera Solomájina

 СКИТАНИЯ
Элизабет Асконе Крэнвелл

Звала… звала,
будто жертва кораблекрушения,
взывала я к волнам-убийцам,
кому ведомо настоящее имя
смерти.

Я взывала к ветру,
поверяя ему стремление быть.

Но летит в безысходность
средь музыки мертвая птица,
только ведьмы с цветами
обрубают мрака десницу.
Мертвая птица по имени «синяя».

То не крылатое одиночество,
а молчание узницы,
немота птиц и ветра,
мир, обозлившийся на меня за смех,
или стражи ада,
рвущие мои послания.

Я звала … звала,
взывала в никогда.